Вспомнишь все, что знаешь...Глава 2

Первую главу читайте на странице ГЛАВА 1

 

ГЛАВА 2

Она шла по коридору замка ему навстречу, нет, летела, так ему показалось. Лёгкая поступь, высокая шея, брови дугой, и сияющие, вовсю распахнутые глаза.
Он только что прибыл в замок Дель Капелло, чтобы по поручению дяди пробыть здесь пару месяцев для защиты этого авторитетного семейства от нападений взбунтовавшихся крестьян.
Граф и герцог были членами тайного общества, участники которого оказывали поддержку друг другу. Вступив по рекомендации дяди в этот тайный союз самых влиятельных вельмож Европы, Винченсо стал ближайшим соратником герцога Савойского. Тот поручал ему самые сложные и опасные политические дела, где требовалась жёсткая руководящая рука и неординарный ум. Поручение охраны дома Дель Капелло удивило мужчину своей простотой. «Я не сторожевой пес, — думал Винченсо, -угробить два месяца на наведение порядка в чужой провинции. У них что, своих «псов» не хватает?!».
Прибыв в замок с дюжиной своих лучших обученных людей, Винченсо обнаружил дельно сформированную, хорошо вооруженную, но небольшую армию графа. Новоприбывшие занялись обустройством и укреплением позиций.

Жёсткость и вспыльчивость графа не шли ни в какое сравнение с невозмутимой жестокостью Винченсо Дель Гранде. За первую неделю он смог запугать всю челядь и охрану. Он мог посреди ночи объявиться в постройках прислуги, и, отхлестав плетью кого — то из челяди, заставить того сиюминутно выполнить любую его прихоть. Охрана была вымуштрована так, что любой шорох в саду сопровождался общей тревогой и моментальным подъёмом всех. Даже сеньора Дель Капелло дважды выходила в ночи в сад, чтобы понять, что же происходит. Когда причина шума была установлена, она перестала просыпаться, воспользовавшись бирушами.

Чего нельзя сказать об Анне. Однажды она, услышав противный для ушей железный лязг, накинув накидку поверх лёгкого платья, побежала на источник звука. И в коридоре столкнулась с новым начальником охраны Винченсо.

 

*************

— Сеньорита, что — то случилось? Я могу помочь? — голос молодого человека был удивлённым, Винченсо не ожидал встретить в такую пору юную даму, без должного сопровождения спешащую куда-то. Видимо, и впрямь что-то произошло.

Причём заметно было, что девушка взволнована, губы подрагивали, а глаза широко распахнуты. В это мгновение, когда блики огня со двора замка подсвечивали её лицо, она была похожа на маленькую фею из сказки, которую ему рассказывала его кормилица в раннем детстве.

Внутри, где-то глубоко в груди, зажгло, как будто там лопнул сосуд, и горячая кровь растекалась по внутренностям. Сердце, всегда спокойное сердце Винченсо, вдруг сошло с ума.

Анна приоткрыла рот, чтобы ответить, что услышала шум, и решила, что возвратился отец. Но в этот момент вдруг оказалась стиснутой руками этого мужчины, которые ей показались стальными обручами. Он горячо целовал её губы, одной рукой с силой удерживая её затылок. Девушке показалось, что этот поцелуй никогда не кончится – она была словно парализована.

К чести Винченсо, он все же опомнился, выпустил Анну, и, дыша так, словно раздувал огонь в горниле, делая паузы между фразами, проговорил: «Сеньорите... Не стоило вести себя... Так опрометчиво... Ночью... Без сопровождения... Даже в собственном замке... Вы не в безопасности...»

Словно освободившись от этих слов, молодой мужчина резко выпрямился, поклонился и быстрым шагом пошёл во двор. Анна услышала, как он даёт распоряжение охране сопроводить её к покоям и выставить пост возле её дверей.

Анна бежала по мраморным плитам коридора, слыша крики охранников, исполняющих приказ главного. Она еще ощущала на своих губах жесткие губы этого человека. Она еще чувствовала сталь его рук.

"Как?! Как?! Как я могла это допустить?! Меня целовал чужой мужчина!!!! Разве я хотела этого? Разве я давала повод? Я предала любимого!  Но я же не виновата! Но почему я чувствую, что виновата?! Господи, прости мне этот грех!».

Подушка к утру была пропитана девичьими слезами. Она молилась, молилась, молилась… Она гнала от себя мысли об этом человеке, но что-то заставляло ее возвращаться к образу Винченсо снова и снова, вызывая у нее неясное, но очень нехорошее предчувствие.

*************

Винченсо был рождён в Шамбери, в семье брата венценосной особы. Воспитан своим наставником — рыцарем Антонио. Тот находился на службе отца и с детства воспитывал в графском сыне неприятие слабости, как телесной, так и слабости духа. Он говорил: «Вы можете стать королём, короли не знают жалости». Жёсткость и неуступчивость внушалась с младых ногтей. Со временем мальчик понял, что жестокость в мужской среде поощряется, а чувствительность и отзывчивость — атрибуты женской натуры. Характер Винченсо оттачивали и закаляли, как кинжал, тем более его врождённые способности, психическая уравновешенность и физическая сила и выносливость поражали. Он мог часами заниматься борьбой сначала со своим наставником, впоследствии с воинами герцога, и, когда достиг своего совершеннолетия — это был состоящий из одних только мускулов атлет, с моментальной реакцией и предвидением событий.

Дядя, заметив таланты племянника, нашёл ему достойное применение — он выполнял «особые» поручения герцога. Винченсо был прирождённым убийцей, и в связи с этим — талантливым военачальником. Причинить страдание и лишить жизни было делом одной секунды. И не то что бы это доставляло ему удовольствие: просто это было дело, которое он делал хорошо.

 

*************

Одной ночью Анне приснился сон, от которого она проснулась в слезах и в холодном поту. Ей приснилось, как Серджио идет к ней навстречу, они уже почти приблизились друг к другу, но в этот момент что-то черное, холодное и липкое заполнило пространство между ними, разделяя и поглощая их, посеяв чувство страха, одиночества и безысходности.

После пробуждения Анну не отпускал страх и предчувствие близкой беды.

И она не заставила себя ждать.

Вскоре после своего возвращения граф Дель Капелло позвал к себе дочь. Когда Анна вошла в его кабинет, она застала там и свою матушку. Судя по заметной торжественности лиц своих родителей, она поняла, что они сейчас сообщат ей что-то очень важное.

— Дочь наша, — начал говорить граф, делая паузы в своей речи, будто желая дать возможность всем насладиться торжественностью момента, — Ты уже давно достигла того возраста, когда женщина должна выполнить свое главное предназначение, уготованное ей Господом. А именно, выйти замуж и стать послушной женой своего супруга и матерью его детей. Не скрою, я долго выбирал для тебя подходящую партию. Сегодня я счастлив сообщить тебе имя твоего будущего супруга, которому я с уверенностью могу доверить твою жизнь и судьбу. Это граф Винченсо Дель Гранде! — Граф Дель Капелло нарочито подчеркнуто произнес это имя, ожидая радостной и благодарной реакции своей дочери. Однако то, что он услышал, заставило его усомниться в здоровье своих ушей.

— Нет!!!! – закричала Анна таким пугающим и незнакомым для своих родителей голосом, что они не сразу поняли, от нее ли сейчас исходит этот звук.

Кажется, еще никто и никогда не видел такой растерянности в глазах графа, хотя она и длилась всего несколько секунд. Они переглянулись с сеньорой Дель Капелло…Что это было? Их дочь никогда не перечила им, была скромна и послушна, даже, когда была совсем маленькой. У графа на миг похолодело сердце: «Не вселился ли в нее бес?».

— Что это значит? Я требую объяснений! — закричал на плачущую Анну отец.

Но Анна, задыхаясь от рыданий, не могла вымолвить ни слова. Да и что она могла сказать родителям? Что она любит менестреля? Она слишком хорошо знала своего отца и прекрасно понимала, что признаться в этом значило бы погубить Серджио.
Родители в изумлении смотрели на свою дочь, ожидая, когда она успокоится и сможет объяснить свое поведение. Но все, что могла произнести обессиленная от рыданий Анна, это «Я не хочу замуж... Я не хочу...».

Граф по-своему расценил такую реакцию: «Видимо, было большим упущением и недальновидностью с моей стороны так долго держать тебя в девичестве. Видимо, надо было отдать тебя замуж в 12 лет, чтобы ты с полагающейся покорностью относилась и к решению своих родителей, и к устоям общества!». Граф начинал свирепеть. Ещё никто не смел проявлять неуважение и неподчинение ему. А тут его родная дочь позволяет себе перечить ем! Да ещё в таком важном вопросе!

— Сейчас ты пойдёшь в свою комнату. До завтрашнего утра ты будешь молиться и благодарить Бога за то, что он одарил тебя своей милостью и послал такого супруга. После обеда граф Винченсо Дель Гранде явится сюда для обсуждения деталей свадьбы. И ты будешь с ним мила, добра и вежлива. И ты будешь графиней Дель Гранде! Иди и свыкайся с этой мыслью. А Вы, сеньора, — сказал граф, обращаясь к супруге, — пойдёте с дочерью и расскажете ей, как подобает относиться женщине к своему супружеству, раз не удосужились привить ей должного отношения до сих пор.

 

*************

Графиня Дель Капелло готовилась ко сну. Служанка помогла ей снять платье и расчесала волосы, которые струились по спине черною волной. Матушка Анны не заметила на своей голове ещё ни единого седого волоса, кожа оливкового цвета была гладкой и сияющей.

Граф, вошедший в покои супруги без стука, остановился на пороге, залюбовавшись. «И впрямь, дьявольской силой обладают эти создания, когда выглядят слабыми», подумал мужчина, а вслух сказал: «У меня есть к Вам разговор». Служанка немедленно ретировалась.

— Вы прекрасны, сеньора, — просто, без лишних оборотов речи, заявил Александр.

Сеньора опустила глаза, было заметно, как приятен ей этот комплимент строгого и сдержанного супруга. Когда она подняла глаза, взор её был полон невысказанного и сильного чувства. В нем было все: и благодарность, и преданность, и нежность. Граф не сомневался в любви своей жены, а когда взгляд её выражал такое обожание, его сердце начинало биться так, словно он снова с ней наедине в первую брачную ночь.

«Почему Анна так противится браку? Ведь для женщины — это счастье. Принадлежать своему мужчине, который заботится о тебе в здравии и болезни. Который любуется тобой и исполняет прихоти. Который воспитывает, как своего ребёнка, и отвечает за тебя...Нет, я буду твёрд! Дело мужское — решать женскую судьбу. Анна потом все поймёт и будет мне благодарна».

Размышляя так, граф снимал с себя одежду. Очевидно, он был намерен остаться в покоях супруги до утра.

Страсть, которая охватила Александра, в руках которого трепетала прекраснейшая из женщин, позволила на какое-то время забыться. Навязчивые тревожные мысли растворились в пространстве. Он погружался в пучины страсти и взлетал в небеса нежности. Это была его женщина, она была создана только для него, а он принадлежал только ей.

Немного успокоившись, прижимая к себе супругу, он проговорил: «Анна будет счастлива в супружестве, как и мы».

Женщина молчала, наслаждаясь близостью любимого. Она не была уверена в том, что говорил её граф, она почти кожей ощущала страдания дочери. Но что они могли поделать?! Женской судьбой владели мужчины, такова реальность. Всё, что она могла, это лишь утешать дочь, внушая ей мысли о счастливом замужестве.

— Вы говорили с Анной? Что с ней, она здорова? — мужчина не знал, как начать разговор, чтобы ненароком не спугнуть ту атмосферу гармонии, что наполняла пространство вокруг.

— Да, дорогой, она здорова, только немного... напугана, — графиня подбирала слова, чтобы успокоить Александра, и не дай Бог, не вызвать его быстрый гнев, — дочка и впрямь засиделась вблизи любящих родителей, будущее в доме супруга страшит её. Ведь мы знаем, что не во всех семьях царит любовь между супругами. Такая, как у нас.

Графиня крепко обняла милого, так крепко, словно боялась, что прямо сейчас потеряет его. И мысли графа снова растворились в пространстве, а он сам вновь покорял глубины и высоты своего безграничного чувства.

 

*************

Пост Глеба в социальной сети:

«Косвенным подтверждением теории реинкарнации душ может служить и такое романтическое, высокое чувство, как любовь с первого взгляда. Действительно, как и, главное, за что можно полюбить человека, которого пять минут назад ты не знал и даже теперь ещё толком разглядеть не успел? И тут — бах! — люблю. Тебя бросает то в холод, то в жар. Сердце готово выпрыгнуть из груди. Внутри всё замирает: наконец-то, слава Богу, это он!..

Или, бывает, встретишь незнакомца. Поговоришь с ним о том о сем, а затем и о чем-то важном, сокровенном. И понимаешь: мой человек. Чувствуем друг друга, понимаем с полуслова, говорим на одном языке. Одним словом, родные души.

А как вам случаи немотивированной ненависти, отвращения, неприятия? К примеру, появляется в семье первенец — дочь, и мать с трудом её переносит, раздражается по каждому поводу, а то и на пустом месте. А рождается вторая дочь — души в ней не чает. Или, скажем, кто-то испытывает ничем не объяснимую враждебность, нетерпимость по отношению к какому-то человеку, социальным группам либо к представителям определённой национальности.

Подобные ситуации редко имеют какое-то рациональное объяснение. Но можно предположить, что за каждым таким персонажем стоит кто-то из прошлой жизни: человек, которого когда-то давно ты искренне любил, или верный друг, с которым шли рука об руку долгие годы, или предатель, из-за трусости которого ты лишился жизни. И эти роли тоже прописаны, как и правила нашей большой игры.

Думаем, анализируем, сопоставляем — и выигрываем!»

 

 

*************

 

Свадьба была назначена на субботу во дворце Винченсо Дель Гранде, в Вероне. К дворцу съехалась вся знать. Гости заполнили сад, где с любопытством наблюдали за происходящим событием. Для этого был приглашен священник из собора Святой Марии.
Церемония венчания началась в главной зале. Священник со служителями готовился к ней с самого утра. Он был облачен в мантию темно-красного цвета с широчайшими руками, которые свисали едва ли не до пола, высокий головной убор округло-конической формы был расшит золотом. Это был духовник дома Дель Гранде.

Он громко, на всю залу, произносил цитаты из священного трактата:

«Глубокая общность супружеской жизни и любви, которую установил Творец и которой Он даровал ее собственные законы, основывается брачным союзом, т.е. непреложным личным согласием. Таким образом, через человеческое действие, которым супруги взаимно отдают и принимают друг друга, по божественному повелению возникает так же по отношению к обществу — нерушимый институт брака; эти священные узы ради блага как супругов и детей, так и общества, не зависят от человеческого произвола. Ибо сам Бог является основателем брака...».

Присутствующие внимали ему, благоговейно опустив головы, сложив молитвенно руки. Анна молилась Пресвятой Деве, дабы та дала ей сил достойно пережить этот день. Родная мать находилась рядом и молилась вместе с дочерью.

Накануне матушка Анны имела с ней беседу, во время которой она читала «Наставление для совместного проживания супругов», которое состоит из правил, которым мать должна научить дочь для будущей семейной жизни. Документ начинался с прощального письма матери к дочери перед ее замужеством.

Сеньора торжественно декларировала дочери, читая с вдохновением и полной убежденности в истинности произносимого:

«Моя дорогая дочь, прошу и приказываю подчиняться твоему мужу, который женится на тебе. Сладкая моя, если бы я имела право держать тебя рядом со мной до конца своих дней! Ты могла бы не оставлять меня, так как ты любишь меня, а я тебя. Но ты обязана оставить меня ради поддержания чести нашей семьи, так как твой черед пришел, и годы того требуют. В браке вы должны понимать друг друга, чтобы и твой отец, и я, и вся наша родня могли порадоваться за вас и ваших детей, о которых я прошу у Бога, и надеюсь, что вы будете их иметь. Я отрываю тебя от своей груди и дома твоего отца. Иди к своему мужу, хозяину и господину, будь ему не только компаньоном, но и служи ему и повинуйся. Прислушайся к моим советам, как если бы они были заповедями Бога, потому что если ты будешь соблюдать их, то будешь получать любовь и покровительство супруга и всех других людей. Эти заповеди ты должна соблюдать и избегать тех вещей, из-за которых он будет возмущен».

Матушка целовала дочь и плакала. Их совместные рыдания немного облегчили душу. И на следующий день, день венчания, Анна пришла в некоторое равновесное состояние принятия своей несчастливой судьбы.

Граф Дель Капелло, исполненный достоинства и гордости за красоту и благочестие своей дочери, подвел Анну к священнику, возле которого ее ожидал Винченсо.

Винченсо был одет в удлиненный зеленый бархатный камзол с золотыми вензелями, покрывавшими рукава и полы одежды. На груди разместилась крупная цепь замысловатого плетения из потемневшего золота, которую украшал огромный камень темно-фиолетового цвета. Неизменный кинжал был прикреплен к богатому поясу. Невысокую шляпу с короткими полями он держал в руках, глубоким поклоном приветствуя графа и свою невесту.

Несмотря на бледность и потухший взгляд, Анна была все же очень красива, в двойном платье из бордовой парчи и золотого шёлка с ручной вышивкой. Локоны распущенных и заколотых на затылке волос венчала золотая диадема. За все время она не улыбнулась ни разу, она была не в состоянии сделать такое усилие над собой даже ради приличий. Ей, будто, было безразлично все, что происходит вокруг. Но, кажется, кроме тётки Николетты, никто этого не замечал.

Но это было не так. Винченсо не был ослеплен страстью, испытываемой к будущей супруге. Никакие сильные эмоции не ослабляли ни его наблюдательность, ни его проницательность. Так он был взращён – расчетлив, умен, категоричен. Да, эта девушка покорила его сердце, но она не властна над его разумом. Она не хочет его. Пусть! Ей же хуже. Он не намерен следовать прихотям женской натуры. Придется ей научиться любить его.

Приняв руку Анны из рук графа, Винченсо подвел ее к священнику, который наконец приступил к таинству венчания. На вопрос священника о ее добровольном желании стать супругой Винченсо Дель Гранде, Анна лишь слабо кивнула. Жених одел обручальное кольцо на безымянный палец ее левой руки, и она стала графиней Дель Гранде.

Ей казалось, что все это происходит не с нею, что это — кошмарный сон, что она скоро проснется и снова увидит своего Серджио. Но сон продолжался. Гостей пригласили в замок на свадебный пир, который обещал быть незабываемым.

Столы ломились от блюд и вина. Играла музыка, которая впервые в жизни раздражала Анну — ей хотелось тишины и покоя. Но все только начиналось. Далее пошла нескончаемая вереница выступлений акробатов, жонглеров, метателей мечей, театральные постановки, смена блюд, танцы, поднятие кубков, чьи-то речи и пожелания, снова блюда, танцы, музыка. Анна не смогла съесть ни кусочка, лишь глоток вина немного укрепил ее.

Муж Анны, взяв ее за руку, повел на танец. Она, механически выполняя все движения, с нетерпением ждала окончания этого ритуала. Её касались такие чужие и жёсткие руки, глаза супруга были темными и злыми, запах был резким и неприятным, отчего Анну тошнило. К счастью, танец был недолгим, и она с облегчением вернулась на свое место за столом.

Молодой человек, объявляющий развлекательные номера, сообщил, что настало время песен. Он встал на небольшое возвышение и объявил:

— Сейчас выступит весьма известный певец, который давно и успешно услаждает слух наших сограждан своим прекрасным голосом. Итак, встречайте – Серджио ла Канти!

Послышались аплодисменты и одобрительные возгласы присутствующих дам. Но Анне показалось, что это стекла в замке зазвенели будто лопнувшие струны. Звук был невыносимый, и она закрыла уши руками и зажмурилась. «Этого не может быть! За что, Господи?». Как бы ей хотелось, чтобы любимый никогда не узнал о ее предательстве. Ведь она предала его, не выбрав смерть вместо ненавистного брака.

Она не находила в себе силы открыть глаза и посмотреть на того, кто выйдет сейчас петь для гостей.

Если бы кто-то и захотел придумать еще большую пытку для ее существа, то вряд ли смог бы! И душа, и тело Анны заныли, словно свежая рана.

 

*************

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *