Вторая книга Елены Шелутинской «Дочь бога Луны»

Уже готова вторая книга Елены Шелутинской «Дочь бога Луны»

Представляем вашему вниманию часть первой главы.

ГЛАВА 1

Он стал задыхаться. Нет, не задыхаться, а захлёбываться. Кругом была вода — и снаружи, и внутри, – везде. Страшно. Паника, резкая боль, темно и страшно. Ему казалось, что он быстро-быстро гребёт руками и ногами, но конечности еле-еле шевелятся в медленной, тяжёлой жидкости. Все тело обрело невиданную тяжесть, словно земная гравитация увеличилась в сотни раз.

«Я умираю», мелькнула дикая мысль. «Нет, нет, нет!!!!! Это неправильно!!! Вспомни, кто ты!!! Вспомни! Легко сказать, а как? И когда вспоминать, если я умираю!»

Ну что ж, милок, — вдруг пришла мысль из какого — то иного источника, — всё так, как надо, и никак иначе.

Эта мысль улеглась внутри, как тёплая сытая кошка, и приглушила панически-бешеные бега спасательных реакций тела.

И тело расслабилось: «Лучше я посплю».

*********

Глеб очнулся в воде. Точнее, в воде были его затылок, спина и ноги, и небольшой прибой ритмично то спускал его тело с пологого берега, то вновь приподнимал до пограничной кромки. Распахнувшиеся внезапно глаза зафиксировали бескрайнюю белую массу высоко — высоко над ним: словно содержимое взбитой перины Деда Мороза из детской сказки. Воздух был наполнен множеством запахов, основные из которых были запахи гниения и разложения. Глеб попытался пошевелить конечности: с трудом, но удалось. Руки мага словно разбухли от воды, но слушались. Они оказались погружены в склизкий ил, который был полон острых каменных обломков.

Собравшись с духом, не представляя, что он, где он и зачем, мужчина приподнялся на локтях и осмотрелся вокруг.

Увиденное успокоило его окончательно. Это была планета Земля с её стратосферой, атмосферой, литосферой и неповторимой живой Природой.

Мужчина лежал на бережке какого-то вонючего водоёма, почти болота. Позади него был небольшой обрыв, укрепленный могучими корнями вековых деревьев. Лес был очень густой, он нависал стеной над обрывом, грозя рухнуть этой зелёной массой в любой момент.

Спасшийся ещё раз обвел взглядом окрестности, и вдруг вздрогнул, не ожидая увидеть здесь живое существо. А оно было совсем рядом и смотрело на него во все свои круглые немигающие глаза. Это была сова: она сидела чуть дальше, чем на расстоянии вытянутой руки, и была очень большой и, кажется, седой. Во всяком случае, окрас её перьев был чёрно-серебристый с совершенно белыми подпалинами. Жёлтые круглые глаза гипнотизировали человека какое-то время.

Вдруг сова показала свой затылок, мгновенно развернув голову на 180 градусов, а потом, вернувшись в прежнее положение, развернула свои огромные, мощные крылья, взмахнула ими и поднялась в воздух. Мужчине пришлось резко запрокинуть голову вверх, чтобы проследить за полётом птицы, что-то в шее щёлкнуло: резкая боль, потемнение в глазах, и картинка реальности погасла.

 

*********

Глеб столкнулся с информацией о шаманизме тогда, когда осознал, что его миновала целая глыба знаний о славянской магии. Глеб приобрел огромный багаж познаний о магии разных народов, он много читал об этом и общался с чародеями. Применяемые им ритуалы работали или нет, но он продолжал совершенствоваться в своем деле. Неожиданно возникший интерес к шаманизму был острым, всепоглощающим. Маг был человеком увлекающимся: при появлении интереса к чему-либо он направлял туда всю свою энергию, проявляя почти фанатизм по отношению к этому вопросу.

Он узнал, что славяне не имели своих систем учений, технологий магии. Славянский шаманизм воплощался в жизнь интуитивно. В этом было его отличие от европейской магии. Магические ритуалы обычно проводили женщины. Но и мужчины-чародеи встречались часто. Среди всего разнообразия обрядов можно было выделить обряды, которые посвящались языческим божествам, например, в честь бога Перуна.

Наш маг не решался проводить ритуалы без руководства опытного шамана, а такой у него в знакомцах был. Он проживал на Алтае, но имел свой бизнес и в столицах, часто наведывался к Глебу.

Если в других частях мира человечество забыло шаманизм или он так сильно изменился, что его уже не узнать, то шаманизм на Алтае остался в, так сказать, первозданном своём виде. Алтайцы крепко держатся древних традиций, не позволяя изменять давние верования. Стоит уточнить, что шаманизм — не религия. Это способ общения с высшими сущностями или существами с другого плана бытия: духами, душами умерших и другими представителями астральных планов. А шаманы горного Алтая очень и очень опытны в подобных вопросах. Они никогда не теряли связь с теми мистическими силами, которые живут в нашем мире. И даже в нас самих.

Звали друга Глеба необычно — Заарин. Он был потомок шаманов в нескольких поколениях, известных ему и его родне. Заарин – это высшее звание шамана. Друг говорил, что родные ему дали это имя, резонно полагая, что «как вы лодку назовете, так она и поплывет».

Глеб набрал его номер и услышал на тот конце мобильной связи гудки, имитирующие удары в ритуальный бубен. Глеб усмехнулся: «Заарин в своем репертуаре».

— Какие люди!! Приветствую тебя, дружище! Как поживаешь, как семья? – приятель был весел и возбуждён, по своему обыкновению. Глеб замечал и ранее, что общение с этим человеком повышает тонус всего его организма, улучшается настроение.

— Я тоже рад тебя слушать, Заарин! Мне нужна твоя консультация или, точнее, помощь.

— Глеб, ты же знаешь, что моя помощь невозможна онлайн. Ко мне приезжают люди со всей страны лично. У тебя задачи со здоровьем либо в семье нелады? Что произошло? – В голосе шамана слышался беспокойный интерес.

— Всё хорошо со мной и семьей, Заарин. — Глеб решил не тянуть с объяснением своей потребности. — Я намерен постичь магию древних славян, для чего мне нужно попасть в то время, где она особенно была востребована и применима.

 В телефонном аппарате настала тишина, шаман замолчал. Глеб ждал ответа, затаив дыхание.

— Мне было сейчас видение: ритуал я должен проводить в ближайшие сутки, иначе наиболее благоприятное время будет упущено. — Наконец произнес Заарин. — Насколько серьезно твоё намерение?

— Заарин, очень серьёзно! Последние недели я не могу думать ни о чём другом! Сандра – очень деликатна, но даже она уже спрашивала, что меня беспокоит! – Глеб был всерьёз воодушевлён открывшейся возможностью как можно быстрее претворить в жизнь свою мечту. – Сколько времени это займёт?

— Будем посмотреть, как говорил незабвенный Мишка Япончик. — Неопределённо ответил шаман. – Вылетай немедленно.

Вот так, руководимый сильнейшим желанием и интересом, Глеб и оказался на берегу неизвестно где находившегося водоёма, неизвестно, в каком времени и в каком измерении.

 

*********

Сандра сидела в удобном кресле в уютном зале института культуры, где проводилась конференция «Магия культуры». Она была приглашена своими друзьями, и с радостью отправилась на этот трёхдневный форум. Женщина вслушивалась в выступления спикеров, но ей трудно было сосредоточиться на получаемой информации. Её не покидали мысли о странном поведении мужа в последние дни и недели. Он снова перестал спать по ночам, всё время проводя в интернете, либо уходя, не известно куда, на встречи, не известно с кем.

В их семье не принято было вмешиваться в деятельность друг друга. Каждому супругу была предоставлена свобода общения и перемещения. Раньше Сандра и Глеб охотно делились друг с другом своими впечатлениями и достижениями, но в последнее время что-то изменилось. Глеб либо молчал, либо говорил с женой как-то рассеянно, словно находясь далеко отсюда.

Она не видела мужа уже три дня и не общалась с ним по телефону. Его местонахождение ей было неизвестно, в связи с чем чувство тревоги наполнило всё её существо. Будучи психологом, Сандра знала определенные приёмы для нормализации своего внутреннего состояния. Она применила пару психологических техник, находясь прямо в зале конференции, и ей стало легче.

«Всё так, как должно быть, и никак иначе», убедила себя женщина, и вновь её разум смог воспринимать интереснейшую информацию, доносимую со сцены очередным спикером.

Это был весьма элегантный молодой мужчина, очевидно, иностранец, что было заметно по его акценту. Он рассказывал об уникальной скульптуре, которую в одном из европейских музеев демонстрируют исключительно напротив зеркала. На видео, воспроизводимом на большом экране, можно было увидеть странное изображение: скульптура ангела, отражаясь внешней своей частью в зеркале, выглядела, как скульптура демона. Рассказ был очень интригующим, спикер выглядел увлечённым, влюблённым в свою работу.

В перерыве между заседаниями конференции Сандра, её коллеги и друзья угощались в кафе шампанским и канапе, много болтали и смеялись. Сандра совсем позабыла о своём беспокойстве, рассказывая собеседникам байку об ученом человеке.

«Как-то раз американский физик — экспериментатор Роберт Уильямс Вуд, живший в девятнадцатом — двадцатом веках, довольно эксцентричный человек, любитель всяких острых ощущений, решил проделать на себе рискованный опыт — испытать действие наркотика. С большим трудом раздобыв опиум, он накурился этого зелья и вскоре впал в забытье. Придя через некоторое время в сознание, он вспомнил, что, находясь в одурманенном состоянии, напал на какую-то чрезвычайно глубокую и важную научную идею, но на какую именно — начисто вылетело из головы. Тогда Вуд решил повторить опыт в надежде, что ему посчастливится вновь обрести ускользнувшую мысль. И действительно, как только начало сказываться наркотическое действие опиума, забытая мысль не замедлила возникнуть в уме ученого. Чувствуя, что сознание вот-вот покинет его, Вуд сумел в последний момент сконцентрировать волю, записать идею на бумажке и впал в беспамятство. Очнувшись, он с ликованием подумал об удачном исходе столь трудного и опасного опыта и, дрожа от нетерпения и пережитого, поспешно развернул бумажку с драгоценной записью. На ней он прочел: «Банан велик, а кожура еще больше…»

Вся компания, собравшаяся вокруг Сандры, разгорячённая шампанским и приятным обществом, грохнула от хохота.

А Сандра продолжала вещать, уже рассказывая о своём новом увлечении, распространённом на просторах интернета.

«Индейцы племени Чо-Ду при встрече не задают вопросы «Как тебя зовут?» или «Как твои дела?» Их вопрос звучит примерно так — «Как твоё имя сегодня?» или «Как твоё имя сейчас?». Состояния человека всё время меняются: час назад ты был ещё не тот, кто ты сейчас. Если некоторое время назад ты был «Ленивый хомяк», объевшийся гамбургерами, то через пару часов, после взбучки начальника, ты уже «Горячий кофе»

 Каждый из присутствующих назвал своё имя «на сей час», и это было очень смешно. Сандра обладала харизмой, отличным чувством юмора и позитивным настроем, что бы ни происходило вокруг. После рождения третьего ребенка она немного поправилась, но это ей необыкновенно шло. Поклонники не обделяли своим вниманием, и в её доме не переводились свежие цветы. Её ближайшая подруга и родственная душа Катерина называла её «вкусняшкой» или «пироженкой», подразумевая как внешнюю привлекательность, так и «сладкую начинку». Сандра любила людей, и люди отвечали ей взаимностью.

Поэтому было неудивительно, что компания веселящихся людей увеличивалась за счёт других, тянущихся на свет этих позитивных граждан. Собеседники выкрикивали: «Я-парящий на крыльях смеха», «Я — слон в бассейне с шампанским», «Я – царица канапе» и прочее.

Неожиданно голос с лёгким акцентом тихо проговорил Сандре на ухо:

 - Я – очарованный волшебницей.

Сандра обернулась на голос и узнала говорившего: это был тот самый спикер, выступление которого ей особенно понравилось. Из зала живущая с близорукостью женщина не рассмотрела лица незнакомца. Вблизи он явился ей весьма и весьма привлекательным мужчиной средних лет, не более сорока.

Она улыбнулась ему и пригласила присоединиться к их столу. Он заказал белое вино и фрукты, и с обезоруживающей улыбкой сообщил новым знакомым:

— Если бы я постеснялся и прошёл мимо вашей компании, то жалел бы об этом очень и очень долго. Позвольте представиться – Дан Мартин. Я приехал из США, преподаю в университете историю культуры.

Кто-то из группы заметил: «А вот и американский учёный. Заказывали?!»

— Какое звучное имя! Если захотите, я сделаю его нумерологический разбор. — Сандра была всегда уверена, что имя человеку даётся свыше, и обязательно несёт огромный набор информации о судьбе человека. — А я — Александра Сергеевна Ростоцкая, для друзей просто – Сандра.

Всё оставшееся время за столом этой компании новый знакомец охотно улыбался, но молчал, часто задумчиво глядя на женщину, чем-то сильно поразившую его, растеребившую его душу.

 

*********

Глеб шагал по лесной тропе вслед за огромной совой, перелетавшей с дерева на дерево, каждый раз словно ожидая его приближение. Наличие тропы свидетельствовало об обитаемости этого места, и Глеб не сомневался в том, что найдёт жилище людей.

Он представил свой выход из леса на опушку, где расположено жильё. Птицу он назначил своим проводником, а лесные тропы — системой навигации.

Он ощущал себя в полной безопасности. Но чем дальше он углублялся в чащу леса, тем сложнее ему было вызывать в памяти образы далёкого и недавнего прошлого: образ жены, дочери и сына становились всё прозрачнее и невесомее, словно размытые образы в регрессивном гипнозе. Единственное, что он помнил явно и отчётливо, это то, зачем он появился здесь и сейчас.

Я живу — не придумаешь лучше,
Сам себя подпирая плечом,
Сам себе одинокий попутчик,
Сам с собой не согласный ни в чём.

Хозяин жилого двора гостеприимный оказался. К нему Глеба вывела та самая сова. Она скрылась, едва мужчина вышел на опушку леса и увидел жилище человека.

Незнакомца хозяин принял, не расспрашивая о том, кто он и откуда. Пригласил присесть и крикнул: «Вета! Внучка!»

На зов вышла молодая, лет тридцати пяти, женщина, одетая в широкую льняную рубаху до пят, невыбеленную, но с богатой вышивкой. Была она простоволоса, но голову опоясывала витая полоса из бересты. Тёмные волосы вились по спине, Глеб с удивлением увидел кое — где в её волосах совершенно седые пряди.

Глеб был озадачен: «Какая внучка она, если хозяину лет 50, не более?». А тот и впрямь выглядел моложаво: крепкого сложения, роста высокого, лицо загорелое, почти без морщин. Короткая плетёная шапочка из льна не позволяла определить цвет волос, но небольшая борода была русой. На нём была почти такая же, как и у Веты, рубаха, из — под которой выглядывала необычного вида обувь, мягкая, словно из кожи для перчаток. Небольшой округлый живот перепоясывал пояс из кручёного жгута.

— Ну, добрый человек, надолго в наши края? Желаешь отдохнуть? — Спросил хозяин.

— Буду рад, если примите на постой! — Глеб приложил руку к сердцу и поклонился. Он много читал об особенностях речи и построения фраз у славянских народов, и, стараясь соответствовать, спросил:

— Скажи, как величать тебя, добрый хозяин?

— А так и величай, коль хочешь, — хозяин подбоченился, усмехнувшись, — либо зови, как люди зовут, — Будимиром.

— А меня зовите — Глебом.

— Глеб, значит. — Будимир посмотрел куда-то вверх, подумал и сказал:

— Видать издалека ты, Глеб... Ну так значит пар тебе нужен да водица горяча. Вета, затопи-ка баньку!

Баня была срублена из толстенных брёвен, но небольшая — больше двух человек за раз не поместятся. Печь была сложена из природного камня с необработанными краями, но каждый камень был плотно подогнан под другие, соседние камни. Веники, что были сложены под навес у баньки, были разные: и большие, как целые кусты, и совсем маленькие, как букетики цветов.

Глеб наблюдал за женщиной, которая хлопотала, организуя помывку, и понял, что маленькие пучки сухих трав предназначены для окуривания помещения, а совсем большие — для подстилки. Окуривание особыми травами применялись ведуньями для изгнания нечистых духов перед сном, баней, приходом гостей и в обрядах разных. Поэтому, перед тем как баню затопить, Вета подожгла два пучка трав, зашла в баню и стала там тихонько напевать. Глеб почувствовал запах дыма, одновременно и горький, и сладкий, а женская песня привела его в благостное состояние и расслабила.

Пришедший в уже подготовленную и растопленную баню хозяин, снял с себя рубаху, собираясь попарить гостя.

Увидев на его груди знак, напоминающий свастику из четырёх изогнутых в разных местах лучей, исходящих из центра, Глеб, укладываясь на массивную лавку, попросил:

 - Будимир, расскажи мне об этом знаке.

 - Так это же противосолонь: четыре луча означают тело, душу, дух и совесть. Это знак Богини Судьбы. — Хозяин запарил веник из еловых веток в деревянной бадье. — Бокиня Макошь — Мать наша.

            *********

Сандра, возвращаясь домой после конференции, заехала к Лине, дочери Глеба, и забрала своего сынулю. Лина была уже взрослой и самостоятельной девушкой, готовилась выйти замуж. Она очень любила младшего брата, и звала его Миркой. С удовольствием соглашалась побыть с ним несколько часов или дней, пока родители отсутствовали.

При рождении родители назвали сына Яромир.

Конечно же, имя это было выбрано не случайно. Сандра тщательно проанализировала характеристику этого имени.

 Имя означает «Солнечный мир», «Божий мир». С грудного возраста ребёнок с таким именем — спокойный, дружелюбный и радушный, ко всем идет на руки, улыбчив. Эмоционально реагирует на всё новое, любопытен и любознателен. Отношения со сверстниками складываются легко, он общительный, хотя не ищет общения сам: может часами играть в одиночестве. Взрослые любят Яромира за спокойный и веселый нрав. Взрослый Яромир легко сходится с людьми, но не привязывается к кому-то очень сильно. Он остряк, жизнелюб, выдумщик: обожает розыгрыши, шутки. При всём при том он достаточно серьёзен, когда это необходимо. С ним легко и надежно, он разряжает напряженную обстановку, вносит в коллектив ощущение комфорта и уюта. К семье относится серьезно и ответственно. Семья у него, как правило, крепкая и дружная. Еще одна черта характера Яромира — уметь делать всех вокруг счастливыми. Для него нет неразрешимых проблем — всегда найдется выход из трудного положения. Действует он всегда уверенно и решительно.

Яромиру шёл пятый год, и он полностью соответствовал данной ещё до рождения характеристике. Это был необычный мальчик: вдумчивый не по годам, рассудительный. Говорить начал раньше своих сверстников и сразу целыми здравыми фразами.

Сандра часто вспоминала, как общалась с ним сразу после родов, где-то до месяца его жизни. Патронажная сестра, приходившая к новорожденному, была поражена тому, каким осмысленным, взрослым взглядом взирает на окружающих его людей этот ребёнок. А когда мама предлагала ему «позаниматься спортом» и давала свои пальцы, чтобы он мог ухватиться, тот обхватывал ручонками пальцы маминой руки и, старательно пыхтя, приподнимался, словно пытаясь встать.

Многие эзотерики полагают, что новорожденные дети помнят то, что предшествовало их появлению на этот свет, обладают абсолютными знаниями о мироздании, но с каждым днём новой жизни постепенно их забывают.

Сандра любила беседовать с сыном и даже советоваться с ним. У него всегда было своё, особенное мнение по любому вопросу. Сандра верила, что устами ребёнка с ней говорят высшие силы.

Вот и сейчас мама, будучи уже дома и расположившись с мальчиком на большом ковре детской, задумчиво спросила:

— Как ты думаешь, где наш папа? Он не выходит на связь ни со мной, ни с Линой… Он тебе не звонил?

Мальчик замер, словно заглянул куда-то — в глубь пространства, и спокойно ответил:

— Его нет рядом, он путешествует…В другом мире.

Сандра похолодела от этих слов, в голове мелькнули панические мысли: «О нет, с ним несчастье…он погиб...»

Мальчик поспешил её успокоить:

— Это не то, что ты подумала... Знаю, он путешествует в другом мире, и будет стараться вернуться.

Сандра и ранее замечала, что сын читает её мысли как раскрытую книгу. Однако она не могла проникнуть в его сознание, словно там стоял заслон.

Способности Сандры позволяли проникать в сознание других людей, читать либо посылать мысли. С Глебом они были всегда связаны невидимой нитью сознания и открыты друг другу. Но сейчас она, даже увеличив силу направляемого импульса, не могла проникнуть сквозь намеренно выстроенную преграду: маг закрылся даже от самых близких.

«Будем надеяться, что у него были веские для этого основания, и он, возвратившись, всё сможет объяснить», подумала женщина, а вслух сказала:

— Что ж, он проходит свои уроки... Возможно, ему нужно побыть одному, чтобы разобраться со своими особо творческими задачами.

— Жадность — его задача. — Произнося это, малыш водил пальчиком по экрану планшета, играя в какой-то детской программе. Подняв глаза на мать, Яромир наблюдал за за эмоциями, отразившимися на её лице. – Жадность на многие знания. Он хочет... — Мальчик подбирал подходящее слово, и просиял, когда нашёл подходящее. – Могущества. Да!

— Ты...ты почему так решил? – удивлению матери не было предела.

— Так поступал тот, кем он был тогда... давно. Ты же помнишь. Он принёс это с собой, в эту жизнь.

Сандре показалось, что она беседует не со своим пятилетним малышом, а с древним старцем, обладающим исключительными познаниями. Она спросила:

— Что ты знаешь об этом? Ты читал об этом в нашей памяти?

— Я тоже был там. — Мальчик застенчиво улыбнулся. – Я помню мужчину, хранителя сокровищ и большой тайны, он богач. Его дочь: она вышла замуж за рыцаря и много страдала, пока не погибла. Рыцарь, гордый и коварный, стремился к могуществу. Это и был папа.

— Ты тоже знал...Винченсо???

— Да, мама! Хранителем сокровищ была ты, а его дочерью и женой рыцаря — наша тётя Катя. — Мальчик говорил довольно буднично, словно в этот момент рассказывал о том, что делал со своими сверстниками на прогулке.

— А кем же тогда был ты, сынок?

Яромир очень пристально посмотрел на мать:

— Вспомни то, что знаешь… Сандро.

 

*********

Граф Александр вновь и вновь вспоминал супругу Марию и дочь Анну, сидя в своей коморке. Разум возвращался к нему. Он вспоминал, как супруга любила его — своего господина. Они были обручены ещё очень юными отпрысками знатных фамилий, ей было двенадцать, а ему четырнадцать лет. Тогда ещё пылкий и чувствительный Сандро (только она так могла называть его, и то только наедине) был влюблён и понимал её с полувзгляда. Его женщина всегда была безмерно дорога ему. Она украшала его жизнь и дарила ему минуты радости. Скоропостижная потеря самых дорогих ему женщин — дочери и супруги, всерьёз подкосила его здоровье, в том числе, душевное состояние. Что-то сломалось внутри, разбилось, и он утратил контроль над своей судьбой.

Целитель Ордена, которого сеньор Цезаре с помощью верного Марио тайком, через подземелье замка, привёл к графу, своими снадобьями возвращал Александра к жизни.

«Ради тебя, друг мой, я должен вернуть всё, что мы создали, построили вместе с тобой. Помоги, Мария, своему Сандро, поддержи меня в предстоящей борьбе».

 

*********

Сандра быстро-быстро листала посты в своём аккаунте в популярной соцсети. Совсем недавно она видела статью о новых людях, приходящих в наш мир, — о цветочных детях.

Да, вот она, эта статья.

«На землю пришли цветочные дети. Цветочные дети – в красивых новых чистых духовных одеждах. Души, которые помогут своим родителям, пройти квантовый переход. Эти души были нашими родными людьми. Эти души на тонком плане идут в цветочных одеждах. Они — с открытой памятью: они узнают вас, а вы узнаете их. Они приходят в свой род, в те семьи, где их помнят. Они начнут рассказывать о своих прошлых жизнях, чтобы доказать нам своим собственным примером, что смерти нет. Душа предка поможет своим потомкам пробудиться, совершить переход. Все души, живые и мёртвые, объединятся здесь в живых телах».

И это произошло, именно с ней, в её семье. Её малолетний сын напомнил ей, что в одной из прошлых жизней, в бытность её мужественным графом, был её женой, дорогим человеком, родственной душой. Душа Марии Дель Капелло пожелала воплотиться рядом с душой обожаемого супруга графа Александра, любимого Сандро. Эта душа всё знала о задачах Глеба и Сандры, об их кармических узлах, задачах, необходимости их разрешения.

И она готова была помочь.

*********

Распаренный гость сидел за столом, с благодарностью взирая на гостеприимных хозяев. Банная процедура возымела волшебный эффект: Глеб чувствовал себя заново родившимся, обновлённым и влюблённым. Да, влюблённым в этих прекрасных людей: их красоту, их традиции, их добродушие. Очевидно, все эти эмоции были написаны на лице гостя, потому Будимир посмеивался над Глебом, угощая его яствами и напитками, что приготовила Вета.

Стол был накрыт простыми блюдами: рыбные щи из зеленых трав, очевидно, щавля и крапивы, жареная рыба, неизвестные коренья. Зажаренная дичь, походившая на курицу, была разломана сильными руками хозяина на куски и разложена по глиняным плошкам. Вета принесла запотевший кувшин, в котором пенилось какое-то питьё, на вкус оказавшийся медовухой. Медовуха лишь отдалённо напоминала современные напитки с аналогичным названием: содержимое кувшина было плотным, насыщенным ароматами трав и вкусами ягод, вмиг кружило голову.

Глеб моментально захмелел, чем ещё больше развеселил Будимира.

— Нравится ли тебе угощение, добрый человек Глеб? — Хозяин прищурился, внимательно разглядывая гостя. — Внучка моя больно уж хорошо стряпает, я вон живот отрастил. А был по молодости сухим телом, аки зверь лесной.

Глеб тут же высказал своё мнение о возрасте хозяина:

— Будимир, ты же молод, тебе же не более 50 лет, я в этом разбираюсь немного. Как вот Вета могла внучкой твоей оказаться — ума не приложу!

Гость театрально развёл руками, отчего тут же едва не свалился с лавки. Будимир от души расхохотался, а Вета улыбалась, прикрыв нижнюю часть лица рукавом рубахи.

— Я, добрый человек, уже два раза по столько прожил, да ещё с десяток лет и зим сверху. — Хозяин выпил очередную кружку медовухи и продолжил.

— Вот ты спрошал про противосолонь. Вот оттудова и младость моя, и сила.

— Как это? — Глеб был поражён, ему казалось над ним подшучивают. — Тебе сто десять лет?

— Мож и больше, мне не к чему считать. Я считать-то не с рождения учился, этой грамоте меня уже смышлённого обучали, когда мог уже и хозяйство вести, и охотиться, и Велесу жертву приносить. — Хозяин посерьёзнел, словно вспомнил что-то важное.

— Вета, принеси-ка мне гусли, вспомнилось, что скоро день обряда, а мы Макошь не славили давно. Худо это.

Глеб враз протрезвел и вспомнил, зачем он явился сюда, в этот мир, в жизнь этих людей.

— Будимир, будь добр, расскажи мне о твоих богах. Вот Макошь — это кто?

— Дааа, видать, ты сильно издалека, добрый человек... богов не знаешь. — Хозяин удивился, но добродушия своего не утратил.

— Что ж, расскажу тебе. — Будимир пересел на завалинку дома, прислонившись спиной к бревенчатой стене, взял в руки принесённые Ветой гусли — большие и тяжёлые, со струнами из жил. В центре инструмента зияло отверстие, края которого были изукрашены простыми орнаментами. Собравшись заиграть, хозяин уложил гусли на колени под небольшим наклоном, вершина инструмента при этом упёрлась в его грудь.

Будимир заиграл, и Глеб услышал его голос — мелодичный, сильный, слегка глуховатый.

 

Ма́ти Ма́кош,

Да ве́ретено кру́тя-вертя,

Су́дьбы ни́тоньку рожда́ет.

Из сво́е Добра́

Стёжки-доро́жки,

Тропи́ночки.

Разлу́к да и встреч...

Шурши́т звёздна ни́точка.

Да под гу́сли Во́лхова речь.

 

Яблоком белая луна

Со ветвиянных небе́с

Волше́бь ароматную

Лучит.

То́мно да на мир весь,

Ке́ль во Ро́довом лесу...

Возмерца́ла от свеч,

Шуршит звёздна ниточка.

Да подъ гу́сли Во́лхова речь...

 

Прядёт Ма́кошь со́лнышко в Душе́.

Да слезу покаянь.

Узо́рит каже́нья к Чи́стоте.

И хорово́дну боянь.

Во со́ткану длань.

Сваро́жийда Коловра́т оберег...

Да и Свет Бо́жий,

Освещающий

Длительность лет.

 

Случи́сь праздник сердца

Да воспо́лыми е́стневый дух,

Во чу́йствиях о́творись две́рца

Да и ко́локол вслух,

Во сей недвижимости Всего.

Узело́чком Любви.

Гудят за пределом Ничего...

Стру́ны — мы́сли твои...

 

Пока гусляр пел песнь свою, Глеб вспоминал ту информацию о славянских богах и древней магии славян, что собирал до перехода. Он читал, что Макошь (иные имена, встречающиеся в древних рукописях, — Мокошь, Макоша, Макуша, Макешь) – славянская Богиня, почитаемая с древних времен до наших дней. Макошь почитают Пряхой Судеб, покровительницей женских ремесел, Богиней магии. В некоторых обрядах Мать-Макошь упоминается как Богиня плодородия, особенно, когда обряд посвящался взращиванию льна, необходимого для прядения и ткачества.

К Богине Макошь обращаются Ведающие, чтобы обучиться ворожбе и повлиять на судьбу человека. С Макошь связана северная магия веретена, вышивки, наузов.

Обращаются к Макошь и в других славянских обрядах.

Макошь столь непохожа на других славянских Богов, что, считалось, что не нашлось ей пары. Богиня Пряха Судеб для себя не может спрясть ниточку да завязать на ней узелок встречи с суженым. Откуда пришла Макошь к славянам неведомо, родни средь славянских Богов у Богини Судьбы нет. Однако, была легенда о том, что она была женой Бога-оборотня Велеса.

В хоромах Макошь живут вместе с ней две сестры Доля и Недоля. Иногда их называют дочерями Макошь-матери. Макошь прядет ниточки судьбы для людей и Богов, а Доля и Недоля нити в клубки сматывают. Чей клубок возьмет Доля, тому судьба добрая, коли Недоля ниточку в клубок смотает, судьба худая у человека.

Богиня Макошь всегда спокойна. Она ведает прошлое и будущее людей и Богов. К Макошь обращаются за советом славянские Боги и всегда прислушиваются к её словам. Человеку смелому, доброму, не желающему опускать руки в беде, Макошь может вернуть добрую долю. Мало какое дело обходится без участия Макошь: может она новую судьбу человеку дать, коли доля его потеряна, вернуть на путь Прави человека или даже Бога. Макошь вмешивается в судьбу только тогда, когда это вмешательство не повредит общему полотну судеб всего мира.

Сила богини направлена на сохранение гармонии и равновесия. Её знак — свастика с четырьмя лучами, которые изгибаются под углами, символизируя переплетение судеб разных людей и связанное с этим изменением судьбы. Иногда его изображают в виде четырех одинаковых ромбов, которые олицетворяют четыре стихии: воду, землю, воду и огонь.

Богиню Макошь очень часто изображают в виде Белой Лебедушки, плывущей по бескрайнему Морю-Oкeaнy, т.е. в Небесах.

 

*********

Будимир большим кинжалом с массивной деревянной ручкой срезал пласт за пластом зеленого дёрна под большим старым деревом. Куски дёрна он складывал рядом с небольшим углублением в земле, длиной в рост человека.

— Сымай одёжу, — приказал он Глебу, — всю сымай!

Глеб повиновался. Будимир разложил принесённые в холщовом мешке требы-подношения Богине Макошь: серебряные монеты, изображение солнца, теснённое на глиняном диске, пучок вычесанного льна, прозрачный камень неправильной формы, свечу. При этом он бормотал себе под нос какие-то фразы.

— Я могу узнать твои заговоры? — Глеб наконец стал свидетелем и участником ритуала древней славянской магии, ради которого он и совершил это путешествие в иную реальность, и ждал все дни, пока ведун испрашивал у богов разрешение на обряд посвящения.

Будимир усмехнулся в бороду:

— Хранители, волхвы говорили, что использовать заговоры неподготовленным людям нельзя, опасно. Для того, чтобы подготовиться, необходимы: твёрдая вера в силы, к которым взываешь, непоколебимая воля, возношение молитв силам Природы, наличие необходимых для ритуала предметов. Ты получишь эти знания во время обряда и никогда уже не забудешь.

Для выполнения ритуала Глебу необходимо было разместиться в свежевыкопанном углублении в земле. Волхв обложил обнажённое тело мужчины кусками дёрна, оставив неприкрытой только голову. На закрытые глаза Глеба он положил по зелёному листу дерева, под которым и проходило всё действо.

Перун, внемли Ты призывающему Тебя, будь Славен и Триславен.

Ниспошли хлеба, здоровья и Рода всем детям и другам моим,

Яви силу Свою, силу Громовержью, силу Даждью.

Правь над всему, Перун,

Помоги всем из Рода моего славного, рода древнего.

С этих пор и до конца веков, от круга до круга.

Так было, так есть, и так будет.

 

Глеб не всё понимал из произносимого, но медитативное действие этих слов становилось всё сильнее. Он медленно, но верно погружался в забытьё.

Будимир продолжал, взывая теперь уже к богине:

Макошь премудра, мати покутна,
Судьбы ведница, веретенница,
Нити кручены, судьбы вручены
Коло верчены, справно венчаны,
Долей доброю дари вдостали,
Недоль отведи, рассей россыпью.
Мати великая, многоликая,
Земля плодная родом родная,
Святи полюшко честным хлебушком,
Дажди мудрости своим детушкам,
Да сил в моготу всяку животу!
Гой-ма! Слава!

Постепенно бубнящий голос ведающего уходил и терялся в пространстве, и вдруг мужчина ощутил, что несётся куда-то с нечеловеческой скоростью. Его мышцы налились невиданной силой, словно соки Матушки-Земли влились в его тело. Восторг от этого нового ощущения захлестнул сознание. Глеб стремительно передвигался, преодолевая расстояния, словно гуливеровскими шагами.

Он переносился через овраги и лесные поляны, буреломы и небольшие водоёмы. Конкретной цели у него не было, он просто наслаждался силой своего тела и адреналиновым возбуждением. Возникло странное желание кричать, рычать от переполняющих эмоций.

Внезапно он почувствовал, что не один в этой ночи. Кто-то, такой же наполненный невиданной силой, присутствует в общем с ним пространстве. Глеб притормозил, чтобы оглядеться. И да, вот оно, это существо. Какая-то фигура белела своими одеждами рядом с огромным старым деревом. Присмотревшись, Глеб понял, что это женская фигура, одетая в нижнюю рубашку, прислонилась к дереву: ладони лежали на шершавом стволе, а лоб слегка соприкасался с ним. Казалось, женщина общается с деревом. Мужчина узнал её, это была Вета. Её губы шевелились, она произносила молитвы.

Вета выглядела загадочно и была необычайно притягательна. Её гладкие волосы были распущены и отражали свет звёзд. Удивительно, но Глеб видел всё отчетливо, несмотря на тьму, которую освещали лишь звёзды и узкий серп месяца.

Вета обернулась, оторвала руки от дерева и стремительно подошла к мужчине, застывшему от неизведанных ощущений и великолепного зрелища. Её рубаха до пят была зашнурована у ворота, на шее висел какой-то амулет на кожаном шнурке, подол рубахи был влажным от ночной росы.

Женщина подошла к Глебу и пристально вгляделась в его лицо. Тёмные озёра её глаз завораживали, до волос хотелось дотронуться, стряхнув блики звёзд.

Мужчина протянул уже было к её волосам свою руку, но Вета перехватила её и прижала к своим губам. Прилив огненного возбуждения лишил мужчину разума, вся прошлая жизнь растворилась в этом жаре.

Поцелуй, который последовал незамедлительно, казалось, лишил Вету чувств: её колени подкосились, и она повисла на руках Глеба в полной покорности его воле. Он опустил женщину на траву, присев рядом. Вета стянула через голову свою рубаху, оставшись совершенно обнажённой, лишь амулет продолжал висеть на шее, оттеняя белизну кожи. Глеб наслаждался соблазнительным видом, открывшимся ему: полные бедра женщины контрастировали с узкой талией, а грудь была объёмной и мягкой на ощупь.

Вета не произносила ни слова, только перебирала одной рукой его совершенно белые волосы. Глеб вглядывался в совершенно безмятежное лицо женщины, которая полностью доверилась ему. Внезапно лицо Веты стало как бы расплываться, терять прежние очертания, её образ сменился каким-то другим — образом другой женщины. Это длилось какое-то мгновение, и Глеб сразу же забыл об этой трансформации. Прошлое и будущее потеряло для него какую-либо важность — имело значение только то, что здесь и сейчас.

Глеб заснул лишь на рассвете, а, проснувшись через какое-то время, обнаружил, что рядом с ним никого нет. Он был заботливо укрыт рубашкой Веты.

Возвращаясь в двор Будимира, Глеб отметил, что от неведанной силы, наполнявшей его ночью, мало что осталось. Дорогу он нашёл легко; удивительно, но они с Ветой всю ночь были совсем недалеко от своего жилища.

Увидев Глеба, обернутого в женскую рубашку, ведающий усмехнулся и протянул мужчине мешок с его одеждой.

— А где Вета? – спросил Глеб.

Будимир махнул рукой в сторону чащи:

— Пошла зайчишку на обед изловить. — Буднично ответил Будимир.

— Да как же она его ловить-то будет? – Глеб был обескуражен. На столе Будимира регулярно появлялась дичь, и мужчина полагал, что это заслуга хозяина дома.

— О, она – отменный охотник и оружие у неё особое! – рассмеялся Будимир. — Повезёт, и тетёрку словит.

Глеб одел свою одежду, присел за стол рядом с хозяином и тихо сказал:

— Мне пора возвращаться!

— Возвращайся. — Спокойно, без эмоций согласился Будимир.

И в этот момент картинка, изображавшая тот гостеприимный дом, двор и бородатого хозяина, расплылась, завернулась в разноцветную спираль и сошла в одну точку. А затем эта точка стала расширяться, предоставляя внутреннему взору Глеба совершенно другую картину.

На опушке леса стоит серая волчица и держит в зубах что-то пушистое.

Глебу показалось, что это был заяц.

2 thoughts on “Вторая книга Елены Шелутинской «Дочь бога Луны»

  1. Это прекрасное продолжение первой книги! Увлекательное, познавательное, с непредсказуемым развитием событий. Автору, Елене, браво!!!!

  2. Браво, Браво, Елена!!! Очень захватывающая закрутка ,какой накал страстей!!! Я вся в предвкушении: Что же последует дальше? Как будут развиваться события? Куда судьба приведет главных героев?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *